шрам не делает вас злодеем

Когда киноиндустрия осознает, что шрам не делает вас злодеем?

Ирландская писательница Линн Энрайт рассказывает о том, почему киноиндустрии стоит изменить отношение к персонажам со шрамами на лице и делится личным опытом.

AliExpress WW
AliExpress WW
AliExpress WW
AliExpress WW
AliExpress WW

Мне было 19, и я обучалась на втором курсе школы драматургии, когда меня сбила машина. Меня подбросило в воздух, а затем я упала на капот, ударившись об лобовое стекло. Машина с места происшествия скрылась. Я была серьезно ранена.

Прошла почти неделя, прежде чем я увидела свое лицо. Мыльная пена смешалась с кусками засохшей крови, когда медсестра помыла мои спутанные волосы. После того, как она закончила эту процедуру, я сидела голая на пластиковой табуретке и смотрела в зеркало. На моем лбу выделялись черные швы. От линии роста волос до бровей пролегла грубая, выпуклая линия. И тогда я поняла, что никогда не смогу играть инженю (от фр. ingénue — «наивная» — актёрское амплуа, наивная девушка – прим.ред.).

У романтической героини нет шрамов. Для судомойки, жертвы изнасилования, кладоискательницы или любой другой роли найдется молодая актриса, у которой нет шрама. Ведь практически никто в мире кино не имеет их. За исключением злодеев мужского пола.

От шрама в «Короле Льве», Джокера в «Темном рыцаре», Дарта Вейдера в «Звездных войнах», отметины на коже долгое время были чем-то вроде простой и ленивой стенографии в фильмах. Иметь шрам означало быть злым. И это касалось как детских фильмов, так и взрослого кино.

Однако теперь Британский институт кинематографии (BFI) бросил вызов этому шаблону и объявил, что не намерен больше финансировать фильмы, в которых злодеи имеют шрамы, рубцы и ожоги на лице.

Благотворительная организация «Changing Faces» запустила кампанию #IAmNotYourVillain, призывающую к более позитивному представлению о людях, живущих с «визуальными отличиями». Созерцание шрамов, рубцов и ожогов на лицах ужасных и злых персонажей увековечивает стереотип, что приводит к стигматизации и издевательствам, говорится в сообщении организации.

Заявляя о решении BFI, заместитель гендиректора Бен Робертс сказал: «Эта кампания напрямую связана с критериями стандартов BFI, которые нуждаются в значимых представлениях на экране. Мы полностью поддерживаем кампанию #IAmNotYourVillain и призываем остальную часть киноиндустрии сделать то же самое».

В соответствии с этим решением фонд BFI оказал финансовую поддержку драме «Грязный Бог» (2019) о выжившей после кислотной атаки женщине и живущей с рубцами на лице. Главная роль в фильме досталась начинающей актрисе Вики Найт, у которой действительно есть рубцы.

Watsons UA
Watsons UA

Источник: VIKING FILM / EMU FILMS

Финансирование фильмов, которые дают позитивное представление о людях со шрамами – очень важный шаг для меня. Я не хочу, чтобы рубцы, шрамы и ожоги исчезли из фильмов. На самом деле я даже хочу видеть их больше. Как человек, имеющий такую отметку на коже, я ощущаю себя лучше, когда вижу на экране актера с настоящим шрамом. Даже если он играет злодея.

Омар Литтл – персонаж из драматического сериала «Прослушка» («The Wire») – один из самых страшных (и самых привлекательных) персонажей телевидения. Омар – и исполняющий его актер Майкл К. Уильямс – обладатель шрама. А поскольку его шрам настоящий, а не является работой гримеров, он может быть красивым, странными или едва заметными – в зависимости от света или ракурса. Он может быть символом уязвимости или храбрости.

Большинство людей, у которых есть шрам, помнят саму травму. И поэтому невинный вопрос «как вы получили свой шрам?» звучит бесчувственно. Человек с заметным шрамом, вероятно, помнит кровь, страх, операцию, вызов службы спасения. Поэтому процесс нанесения макияжа никогда не будет чем-то захватывающим для него.

Я понимаю, что в кино и на телевидении всегда будет потребность в фейковых шрамах. Например, когда персонаж попадает в аварию где-то посредине сюжета. Но настоящие шрамы должны быть частью картины.

Люди со шрамами влюбляются и торжествуют после невзгод. Они замышляют и интригуют. Они могут быть нежными, сексуальными и, да, – злодеями. Они заслуживают того, чтобы все это было на экране.

Я отказалась от работы более десяти лет назад, и мой шрам уже не так заметен. Тем не менее, иногда я вижу в кино шрамы, похожие на мой. Например, когда улыбается Тина Фей или когда размышляет Чиветел Эджиофор – я чувствую небольшие проблески признания. И я тоже горжусь. Поддержка кампании #IAmNotYourVillain Британским институтом кинематографии поможет многим людям, живущим с увечиями, почувствовать себя так же.

Хостинг от HyperHost
Хостинг від HyperHost

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top