почему важно контролировать отношения со смартфоном

Где грань между умом и «остальным миром», и почему важно контролировать отношения со смартфоном

В 1998 года британские философы Энди Кларк и Дэвид Чалмерс сформулировали концепцию о расширенном мышлении. В журнале Analysis они опубликовали эссе под названием «Расширенный ум», где предположили, что ум – это нечто большее, чем продукт нейронов нашего мозга, запертых за черепом и кожей. Это, по их мнению, система, состоящая из мозга и элементов его окружения.

AliExpress WW
AliExpress WW
AliExpress WW
AliExpress WW
AliExpress WW

Используя «инструменты познания», мы включаем их в нашу схему тело-ум. Тогда, в соответствии с принципом наименьших усилий, мы стараемся распределить нагрузку по всей системе. Так, калькулятор, поисковая система, приложение-планировщик – всё это призвано разгрузить память и организовать информацию.

С точки зрения Кларка и Чалмерса, люди, запоминающие информацию при помощи мозга и посредством компьютера, по сути, делают одно и то же. И если от одних требуется лишь механическая память, то другие должны обладать навыками быстрого отбора и оценки информации. А это более сложная и творческая способность интеллекта.

С одной стороны, не ограниченный лишь головой ум способен расширяться до любых пределов, что являет собой мощную силу. Но процесс постоянной добычи информации из окружающего мира при помощи, например, смартфона, неизбежно меняет человеческую личность.

Этого вопроса коснулась Кэти Рейд – директор по цифровым медиа в The Boys’ Latin School of Maryland. Она опубликовала эссе в научном журнале Nautilus, в котором, обращаясь к концепции о расширении ума, рассказала о своих нездоровых отношениях со смартфоном и объяснила, почему так важно было их разорвать.

контроль отношений со смартфоном

«Дорогой айфон! Это была просто физическая связь, а теперь все кончено»

Будучи ребенком, я иногда пыталась представить, какой была бы жизнь без того или иного чувства, или части моего тела. Это было что-то из вроде вопросов из игры-дилеммы «Что бы вы предпочли…». Например, «вы бы предпочли быть глухим или слепым?», «вы бы предпочли не иметь ног или рук?».

Я так сильно пыталась «стереть» из памяти звучание игры моей матери на пианино, вид уменьшающейся земли, когда я взмывала в воздух на качели или чувство, когда играешь в баскетбол, что мои лёгкие готовы были взорваться, но ничего не получалось. Как может продолжаться жизнь без этих ощущений, которые так тесно связаны с моим представлением о том, что значит быть живой?

В последнее время я была особенно созерцательной и испытывала сильную ностальгию, потому что недавно я пережила разрыв… со своим смартфоном. Мои отношения с телефоном во многих смыслах были нездоровыми. Я не помню точно, когда я начала ощущать потребность держать его во время ужина или проверять Твиттер, прежде чем встать с постели утром. Но в какой-то момент я поняла, что просто не могу без него.

Итак, я решилась на перемены. А точнее, на прощание. Теперь, когда я размышляю о почти семи годах, которые мой смартфон и я «провели вместе», я начинаю понимать: это было что-то на уровне физической зависимости.

Ученые-когнитивисты долго дискутировали на тему того, могут ли объекты из нашей среды стать частью нас. Философы Энди Кларк и Дэвид Чалмерс в своей статье «Расширенное мышление», опубликованной в 1998 году, утверждали, что когда какие-либо внешние объекты помогают нам в познавательном процессе, они становятся частью нас – дополняют и расширяют наши умы.

Сегодня идея о том, что телефоны являются продолжением нас самих, активно распространяется. Философ Карина Уолд исследовала правовые последствия применения теории расширенного мышления к нашим смартфонам. Она пишет, что если теория о расширенном разуме верна, тогда смартфоны должны быть признаны «частью основного инструментария ума».

В статье под названием «Кларк», которая была опубликована в журнале «The New Yorker», Ларисса МакФаркуар пишет, что «мы все киборги, самым естественным образом». Без стимула извне ребенок не научился бы слышать или видеть, а мозг развивается и перестраивается в ответ на свое окружение на протяжении всей жизни. Любой человек, использующий язык для мышления, уже включил внешнее устройство в свое «я», и связи с ним только усиливаются. Чем больше устройств и объектов доступно человеку, тем лучше они стимулируют мышление, убеждена МакФаркуар.

Watsons UA
Watsons UA

Я согласна с теорией, пусть и не со взглядом Кларка на ее последствия. Однако когда речь идет о наиболее широко используемом современном инструменте – смартфоне – обе статьи упускают из виду ключевой компонент расширенного «я»: воплощение. Наши устройства – не просто расширение наших умов, но и расширение наших тел.

В своей книге «Укрупнение разума: воплощение, действие, когнитивное расширение» («Supersizing the Mind: Embodiment, Action and Cognitive Extension») британский философ Энди Кларк утверждает, что разного рода гаджеты усиливают способности нашего разума. Половина первой главы книги посвящена способности органов и, в частности, органов чувств, адаптироваться к внешним технологиям. Например, обезьяна обучается управлению роботизированной рукой. Кларк показывает, что способность включать новые объекты в наши тела является частью проекта под названием «человек».

Поскольку телесные модификации продолжаются, лучше всего не фиксировать знания на какой-либо конкретной конфигурации, а вместо этого использовать пластичные нейронные ресурсы и постоянный режим мониторинга и перекалибровки.

Я пережила эту перекалибровку, когда приобрела свой первый смартфон в 2011 году. Это был iPhone 4 черного цвета. Поначалу он казался мне немного громоздким. И загуглить что-нибудь во время ужина с друзьями или сфотографировать что-то на улице не получалось незаметно. Но со временем из громоздкого аксессуара он превратился в предсказуемую черту характера, постепенно и незаметно входя в более интимную часть моей личности – часть, подпитываемую инстинктами.

Когда я ждала в очереди в продуктовом магазине или сидела одна на автобусной остановке, я тянулась к своему телефону, даже не задумываясь. Этот успокаивающий скроллинг в Instagram или Twitter стал чем-то вроде нетерпеливого постукивания пальцами или покачивая коленом.

По словам Кларка, это стало «прозрачным оборудованием». И физиологические последствия потери этого оборудования ощущались остро: мое сердце начало биться в магазине Verizon (один из крупнейших американских операторов мобильной связи. – прим. ред.), когда сотрудник сказал мне, что отключает мой телефон. В следующие часы и дни я понимала, что тянусь к своему iPhone, как девушка тянется к несуществующему хвостику после стрижки. Конечно, я постепенно начинаю замечать, что не могу использовать Google Maps или постить в Instagram, но физическое чувство потери было мгновенным и интенсивным. Я буквально чувствовала, что пропала часть меня.

Мой смартфон, очевидно, помог мне с множеством познавательных задач. Он общался с моими друзьями. Он управлял моими финансами. Доставлял рабочие письма. Однажды предупредил о чрезвычайной ситуации в моем районе. Он напоминал мне о делах и задачах. Фиксировал и хранил воспоминания. Но это внезапное и подавляющее осознание его физического отсутствия показало, что смартфон стал таким же важным для моего тела, как и для моего разума.

Если честно, многое из того, что я делала на своем смартфоне, можно охарактеризовать как бессмысленное. Я не могу сосчитать, сколько раз я вытаскивала свой телефон только чтобы разблокировать экран и пролистать приложения. Это давало мне ощущение комфорта и успокоения – как ребенку, который сосет большой палец. Точно так же скучающий на школьном уроке подросток постукивает пальцами по парте. В этих случаях я искала не умственную стимуляцию, а физическое освобождение.

В то время как Энди Кларк продвигает идею инновационных устройств, открывающих новые возможности для ума, я задаюсь вопросом, что мы можем оставить на этом пути. Если личная технология улучшает мир мысли, что она делает с миром наших движущихся, дышащих тел? Кларк может видеть смартфон, расширяющий мои мысли, но я ощущала, как он притупляет мои чувства.

Без моего телефона я чувствую себя более полно – духовно и физически.  И теперь, лучше чем когда-либо, я знаю, что смотреть на свой телефон – ничто по сравнению с тем, как я смотрю на мою подрастающую дочь. Когда я замечаю разные оттенки сумеречного света, наполняющего комнату. Или когда слышу, как снаружи поют сверчки.

Как только я оторвала взгляд от своего телефона, я вспомнила, что каждый опыт может быть симфонией для чувств, так же, как это было, когда я был ребенком – когда смартфонов еще не было.

Хостинг от HyperHost
Хостинг від HyperHost

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top